этот темно коричневый кафтан длинные черные волосы

Читать онлайн "Сердце бури" автора Харрисон Теа - RuLit - Страница 67

— Дело в том, — продолжила Ниниэн, — что автоматическое оружие начинает давать осечки сразу же, как только его проносят через границу и начинают использовать. Но на опознание примитивного огнестрельного орудия у магии может уйти какое-то время. Никогда не знаешь, когда они взорвутся или произойдет осечка, подобное оружие опасно и никто им не пользуется, но, по крайней мере, один раз выстрелить из него вполне возможно.

— Вчера вечером мы с Тьяго проанализировали риски, — сказала Ниниэн, сидя с заряженным “Дерринджером” на коленях. Девушка встретила беспокойный взгляд Кэмерон. — Потенциальная выгода может перевесить риск.

— Ситуация должна быть экстремальной, — произнесла Кэмерон. — Тот, кому придется использовать пистолет, должен расценивать ситуацию критической.

Ей удалось убедить Кэмерон утаить от Тьяго содержимое шкатулки. Она объяснила Кэмерон, что Страж придет в ярость, если узнает о существовании пистолетов и заберет их у нее. По всей вероятности, оружие никогда не будет использовано, но ей просто будет спокойнее при мысли о его наличии. И все же полицейская колебалась, пока терпение Ниниэн, наконец, не лопнуло.

— Это не его дело, Кэмерон! Если мне когда-нибудь понадобится воспользоваться одним из них, это будет означать, что Тьяго нет рядом, чтобы помочь мне.

На рассвете следующего дня у конюшни собрались все, кто отправлялся в Адриель. Роса все еще покрывала траву, но утренний воздух быстро терял свежую прохладу. В Чикаго ожидался летний знойный день, прогнозировалось, что температура поднимется до тридцати градусов.

Вампиры прибыли со своими лошадьми и припасами. Восемь людей, подобно Ниниэн, были одеты в удобную одежду: джинсы, ботинки, футболки и куртки. Три других фигуры надели под длиннополые плащи водолазки с длинным

Источник

Текст книги " Сорочинская ярмарка "

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Автор книги: Николай Гоголь

Как упоителен, как роскошен летний день в Малороссии! Как томительно жарки те часы, когда полдень блещет в тишине и зное и голубой неизмеримый океан, сладострастным куполом нагнувшийся над землею, кажется, заснул, весь потонувши в неге, обнимая и сжимая прекрасную в воздушных объятиях своих! На нем ни облака. В поле ни речи. Все как будто умерло; вверху только, в небесной глубине дрожит жаворонок, и серебряные песни летят по воздушным ступеням на влюбленную землю, да изредка крик чайки или звонкий голос перепела отдается в степи. Лениво и бездумно, будто гуляющие без цели, стоят подоблачные дубы, и ослепительные удары солнечных лучей зажигают целые живописные массы листьев, накидывая на другие темную, как ночь, тень, по которой только при сильном ветре прыщет золото. Изумруды, топазы, яхонты эфирных насекомых сыплются над пестрыми огородами, осеняемыми статными подсолнечниками. Серые стога сена и золотые снопы хлеба станом располагаются в поле и кочуют по его неизмеримости. Нагнувшиеся от тяжести плодов широкие ветви черешен, слив, яблонь, груш; небо, его чистое зеркало – река в зеленых, гордо поднятых рамах… как полно сладострастия и неги малороссийское лето!

Такою роскошью блистал один из дней жаркого августа тысячу восемьсот… восемьсот… Да, лет тридцать будет назад тому, когда дорога, верст за десять до местечка Сорочинец, кипела народом, поспешавшим со всех окрестных и дальних хуторов на ярмарку. С утра еще тянулись нескончаемою вереницею чумаки с солью и рыбою. Горы горшков, закутанных в сено, медленно двигались, кажется, скучая своим заключением и темнотою; местами только какая-нибудь расписанная ярко мис

Источник

Добрый день!

Коричневый цвет

Коричневый цвет  — цвет земли, глины, шерсти. Коричневый цвет — цвет основательный. И имеет он одну очень потрясающую способность. Он придает нам силы, если находится ниже уровня глаз, И он давит на нас своей массивностью, если находится выше.

Очень полная, высокого роста, с лицом одутловатым, но величественным и спокойным, бывшая государыня тяжко лежала на легких, умятых пуховиках, по грудь прикрытая шелковым, ярко-табачного цвета, одеялом.

Был человек высоким и стройным, с обычной для стигийцев кожей цвета старого янтаря; орлиный нос с широкими ноздрями нависал над тонкогубым ртом, щеки и виски казались чуть впалыми, раздвоенный крепкий подбородок говорил о внутренней силе и уверенности в себе.

Глаза у незнакомца действительно были странными — огромные зрачки, радужная оболочка цвета потускневшего янтаря, которая формой напоминала вытянутый овал, так что белков не было видно вовсе.

Была там также и миссис Лорелея Дрейк, блондинка с глазами цвета жженого янтаря, среднего роста и весьма соблазнительного вида. Чувствовалось, что она знает о том, что она соблазнительна, но относится к этому как солдат к форме — есть и есть.

«Хотя я бы не польстилась на этот свинцово-красный цвет, я бы предпочла новый цвет, эспаньол, он более привлекателен — похож на горчицу с добавкой красного перца».

«Дама поджала тонкие губы, покрытые помадой элегантного темно-коричневого колера и процедила: -Да что вам угодно в конце концов?»

«В шоколадных лесах, кажется, зеленеют кроны каких-то деревьев, но это не деревья распустились, а через неодетый лес просвечиваются зеленеющие лужайки»

Высокие скулы, каштановые глаза, волосы до плеч волнами цвета темного шоколада. Деловая и сдержанная с теми, кого не знает как следует.

«

Источник

Добрый день!

Category Archives: Магия цвета и света

ГЛАЗА ВОРОНЬЕГО ЦВЕТ — черный. Его рекомендовали для модных фраков. Добиться этого оттенка можно было, используя только высококачественную шерсть (низкосортная пряжа со временем приобретала рыжеватый оттенок).

3). Черный цвет, получивший свое название от камней:  гагатовый (тусклого гагата цвет), антрацмтный и антрацитово-черный, базальтовый, угольный, обсидиановый

АНТРАЦИТНО-ЧЕРНЫЙ.  Ответить командиру я не успел, лишь тупо смотрел на антрацитно черного дядьку. Меньше всего я ожидал встретить в деревне под Тамбовом негра, преспокойно лопающего жареху.  Д.Донцова, Пикник на острове сокровищ

АНТРАЦИТОВЫЙ.    «Тетива — тонкая, серо-антрацитовая металлическая нить — казалась странно прочной».     Лин Картер, Воин Лемурии

АСПИДНЫЙ.   «Колонады аспидного цвета пересекали здание вдоль и поперек, окружали его со всех сторон каким-то удивительным частоколом».    Илья Ильф, Евгений Петров, Светлая личность

БАЗАЛЬТОВЫЙ.   «С палубы большого белого парохода доносилась музыка. Базальтового цвета волны тяжело стучали в сваи причалов».   В.Кожевников, Щит и меч

БИТУМНЫЙ.   «Одетые в одинаковые черные куртки, в черных, отливавших битумным блеском шлемах, в очках, закрывавших большую часть лица, они походили на мотокентавров — существ с туловищем двухколесной машины и головой человека.»   А.Щелоков, Крутой передел

ВЕЛИКОЛЕПНЫЙ ЧЕРНЫЙ ЦВЕТ.  Он носил парик, усы, бакенбарды и даже эспаньолку — все, до последнего волоска, накладное и великолепного черного цвета; белился и румянился ежедневно.   Ф.М.Достоевский, Дядюшкин сон

ВИНОГРАДА ИЗАБЕЛЛА ЦВЕТ.  «Ее выпуклые черные глаза цвета винограда «изабелла» были люто и решительно устремлены на окна».  В.Катаев, Белеет парус о

Источник

Как упоителен, как роскошен летний день в Малороссии! Как томительно-жарки те часы, когда полдень блещет в тишине и зное, и голубой, неизмеримый океан, сладострастным куполом нагнувшийся над землею, кажется, заснул, весь потонувши в неге, обнимая и сжимая прекрасную в воздушных объятиях своих! На нем ни облака. В поле ни речи. Все как будто умерло; вверху только, в небесной глубине дрожит жаворонок, и серебряные песни летят по воздушным ступеням на влюбленную землю, да изредка крик чайки или звонкий голос перепела отдается в степи. Лениво и бездумно, будто гуляющие без цели, стоят подоблачные дубы, и ослепительные удары солнечных лучей зажигают целые живописные массы листьев, накидывая на другие темную, как ночь, тень, по которой только при сильном ветре прыщет золото. Изумруды, топазы, яхонты эфирных насекомых сыплются над пестрыми огородами, осеняемыми статными подсолнечниками. Серые скирды сена и золотые снопы хлеба станом располагаются в поле и кочуют по его неизмеримости. Нагнувшиеся от тяжести плодов широкие ветви черешень, слив, яблонь, груш; небо, его чистое зеркало — река в зеленых, гордо поднятых рамах… как полно сладострастия и неги малороссийское лето!

ломкость и выпадение волос лечен
Истинная женская красота складывается из множества деталей, к ним относятся приятные черты, свежий, ровный цвет лица, гладкая, бархатистая кожа, аккуратный маникюр и, конечно же, здоровые и ухоженные волосы. К сожалению

Такою роскошью блистал один из дней жаркого августа тысячу восемьсот… восемьсот… Да, лет тридцать будет назад тому, когда дорога, верст за десять до местечка Сорочинец, кипела народом, поспешавшим со всех окрестных и дальних хуторов на ярмарку. С утра еще тянулись нескончаемою вереницею чумаки с солью и рыбою. Горы горшков, закутанных в сено, медленно двигались, кажется, скучая своим заключением и темнотою; местами только какая-нибудь расписанная ярко миска или макитра хвастливо выказывалась из высоко взгроможденного на возу плетня и привлекала умиленные взгляды поклонников роскоши. Много прохожих поглядывало с завистью на высокого гончара, владельца сих драгоценностей, который медленными шагами ше

Источник

«Туда к черту! Вот тебе и свадьба! – думал он про себя, уклоняясь от сильно наступавшей супруги. – Придется отказать доброму человеку ни за что ни про что. Господи боже мой, за что такая напасть на нас грешных! и так много всякой дряни на свете, а ты еще и жинок наплодил!»

– Чрезвычайно много! – отвечала барышня. – Братец нарочно сделал хлопушку из старого маменькиного башмака; но все еще очень много.

Начнут, бывало, наряжаться в хари – боже ты мой, на человека не похожи! Уж не чета нынешним переодеваньям, что бывают на свадьбах наших. Что теперь? – только что корчат цыганок да москалей. Нет, вот, бывало, один оденется жидом, а другой чертом, начнут сперва целоваться, а после ухватятся за чубы… Бог с вами! смех нападет такой, что за живот хватаешься.

А человек без честного рода и потомства, что хлебное семя, кинутое в землю и пропавшее даром в земле. Всходу нет – никто не узнает, что кинуто было семя.

капавший с длинных усов, напудренных тем неумолимым парикмахером, который без зову является и к красавице и к уроду и насильно пудрит несколько тысяч уже лет весь род человеческий

На балы если вы едете, то именно для того, чтобы повертеть ногами и позевать в руку; а у нас соберется в одну хату толпа девушек совсем не для балу, с веретеном, с гребнями; и сначала будто и делом займутся: веретена шумят, льются песни, и каждая не подымет и глаз в сторону; но только нагрянут в хату парубки с скрыпачом – подымется крик, затеется шаль, пойдут танцы и заведутся такие штуки, что и рассказать нельзя.

узлы из волос с лентой
В царстве Земли узел из волос можно увидеть, обычно, на жителях сельской местности и небольших городов. Как правило, это достаточно плотный, но не длинный узел, который охватывает кольцо зелёного или коричневого цвета и

Долгом почитаю предуведомить читателей, что это была именно та самая бричка, в которой еще ездил Адам; и потому, если кто будет выдавать другую за адамовскую, то это сущая ложь, и бричка непременно поддельная. Совершенно неизвестно, каким образом спаслась она от потопа. Должно думать, что в Ноевом ковчеге был особенный для нее сарай.

Источник

"Это что за невидаль: "Вечера на хуторе близ Диканьки"? Что это за "Вечера"? И швырнул в свет какой-то пасечник! Слава богу! еще мало ободрали гусей на перья и извели тряпья на бумагу! Еще мало народу, всякого звания и сброду, вымарало пальцы в чернилах! Дернула же охота и пасичника дотащиться вслед за другими! Право, печатной бумаги развелось столько, что не придумаешь скоро, что бы такое завернуть в нее".

Слушало, слышало вещее мое все эти речи еще за месяц! То есть, я говорю, что нашему брату, хуторянину, высунуть нос из своего захолустья в большой свет - батюшки мои! Это все равно как, случается, иногда зайдешь в покои великого пана: все обступят тебя и пойдут дурачить. Еще бы ничего, пусть уже высшее лакейство, нет, какой-нибудь оборванный мальчишка, посмотреть - дрянь, который копается на заднем дворе, и тот пристанет; и начнут со всех сторон притопывать ногами. "Куда, куда, зачем? пошел, мужик, пошел!.." Я вам скажу... Да что говорить! Мне легче два раза в год съездить в Миргород, в котором вот уже пять лет как не видал меня ни подсудок из земского суда, ни почтенный иерей, чем показаться в этот великий свет. А показался - плачь не плачь, давай ответ.

У нас, мои любезные читатели, не во гнев будь сказано (вы, может быть, и рассердитесь, что пасечник говорит вам запросто, как будто какому-нибудь свату своему или куму), - у нас, на хуторах, водится издавна: как только окончатся работы в поле, мужик залезет отдыхать на всю зиму на печь и наш брат припрячет своих пчел в темный погреб, когда ни журавлей на небе, ни груш на дереве не увидите более, - тогда, только вечер, уже наверно где-нибудь в конце улицы брезжит огонек, смех и песни слышатся издалека, бренчит балалайка, а подчас и скрипка, говор, шум... Это у нас вечерницы! Они, изволите видеть, они похожи на ваши балы; только нельзя сказать чтобы совсем. На балы если вы едете, то именно для того,

Источник